Этика Мартина Лютера. А. Арсеньева

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Этика Мартина Лютера. А. Арсеньева

Сообщение автор Anastasia в Сб Дек 26, 2015 11:36 am

Порою приходится сталкиваться с  обвинениями М. Лютера в деформации этических и нравственных норм, отрицании этики как таковой.  Насколько это объективно и  оправдано?
Может показаться,  что утверждая принцип «только верой» - исходя из коего внешние дела и жизнь человека не значимы для оправдания – М. Лютер разрушил фундамент этических принципов,  открыл простор для торжества «дешевой благодати», с ее игнорированием милосердия и любви.
Но так ли это?

Внимательно читая произведения Мартина Лютера, приходишь к решительно иному выводу.  Он не только отмечает первостепенную важность социально этических принципов, он возвращает христианству изначальное представление о любви к ближним и деятельной помощи им – как  центральной области жизни христианина.  «Человек живет не только для себя одного и не только для своего смертного тела, он живет также для всех людей на земле; скорее даже, он живет только для других, а не для себя. Он подчиняет [смиряет] свою плоть с тем, чтобы иметь возможность более искренне и свободно служить другим» ("Свобода христианина")
Любовь является непременным следствием искренней веры, дела любви – неизбежно следуют за верой, как «жар и свет солнца» за самим солнцем. Как пишет М. Лютер: "вера без любви не истинна".
Исходя из этого глубокого убеждения Реформатора, утверждающегося вновь и вновь с горячностью и силой – следует вывод об отношении к социальной этике. Этике, рассматриваемой через призму  Евангелия.

Если до М. Лютера утверждалось, что добрые дела следует творить для спасения собственной души, а благотворительность становилась резервуаром подобного «самоспасения»  – М. Лютер отстаивал бескорыстное  служение страдающим, обездоленным, нищим ближним ради них самих.
Исходя из подобных представлений,  возникал простой вывод: целесообразно не поощрять нищенство, а помочь найти работу попрошайкам, не закреплять жалкое положение маргиналов, а избавлять от подобного положения.  
Сложная система постов, паломничеств, обрядов  ит.д. -  должна было уступить место личной вере и служению ближним, усилия, направленные на самоспасение – усилиям во имя милосердия и помощи людям.
«Нет нужды спрашивать о том, какие внешние дела можно совершать. Посмотрите на своего ближнего. Так вы найдете достаточно дел и тысячу различных служений милосердия. Не поддавайтесь заблуждению, будто небес можно достичь, исключительно молясь и посещая церковь, жертвуя на различные учреждения и памятники, если при этом вы проходите мимо своего ближнего, который нуждается в помощи. Если вы пройдете мимо него в этой жизни, он встанет на вашем пути в жизни будущей и станет для вас преградой во врата небес, как случилось с богачом, оставившим Лазаря лежащим у его ворот»  (Проповедь, прочитанная М. Лютером в канун Рождества)

Немаловажно отметить следующее важное преобразование социально-этической концепции, совершенное М. Лютером.   Каждый человек сотворен Богом для служение ближним не абстрактного, а в своем призвании.  Честный труд во  благо людям – угоден Богу и ожидается им, в этом смысле служение монаха «во самоспасение» ставится М. Лютером куда ниже усилий простой служанки, доящей коров и приносящей пользу ближним.  Между служением пастора и простолюдина нет различия в глазах Божьих, поскольку каждый исполняет то, к чему призван Богом. Таким образом, «призвание» к духовной жизни - прежде высоко ставившееся богословами и обществом – должно уступить место «профессиональному призванию»  и почтению к любому честному труду (как бы он ни был низок в глазах мира)
Не стоит думать, что М.Лютер приветствовал трансформацию общества посредством социальной революции (известно, что это не так) Однако, при сохранении структуры общества, он радикальным образом изменял само отношение к значимости человека: «кто более верит и любит, тот и совершенный человек», невзирая на иерархический статус, пол, материальное положение.  Кастовая система феодального общества не отменялась извне, но как бы постепенно преображалась посредством духовного переосмысления.
(Характерное, в данном плане, высказывание: "Верующие не должны господствовать друг над другом. Князь занимает более высокое положение, чем крестьянин. Проповедник более образован, чем обычный работник. Но - в сердцах христиан должно быть единодушное презрение к социальным статусам. Христиане должны быть равнодушны к внешним различиям" М. Лютер)

Исходя из вышесказанного, очевидно, что и служение на должностях, связанных с властью и управлением является достойным и христианским лишь постольку, поскольку оно приносит пользу людям. Человек, наделенный властью - призван как никто другой служить людям, а не себе самому.
«…они считают, что если родились или избраны правителями, то имеют право заставить служить себе и управлять при помощи силы. Однако тот, кто хочет быть христианским князем, воистину должен отказаться от мысли, что ему надлежит управлять и действовать лишь силой. И да будет проклято все, живущее на пользу и благо самому себе, да будут прокляты все дела, источник которых не любовь! К делам же любви причисляются лишь те, которые совершаются от всего сердца и не для собственного успеха, пользы, почета, удобства и святости, а для пользы, почитания и святости других» ("Светская власть")

Господь, по М. Лютеру, устанавливает два Царства: для проповеди Евангелия – Церковь, и Государство – для сдерживания злых и светского правления. Церковь не имеет никакого права лишать людей свободы верить или не верить так, как избирает их сердце. Церкви не пристало принуждать и убивать. Однако Государство: иное Царство. Служение ближним в любви - по Лютеру -  далеко от сентиментальной слащавости: и порою, для защиты слабых и отстаивания справедливости необходим и меч.
Вкратце, первоочередная задача светской власти: обуздание злых и нечестивых, справедливые законы, поддержание порядка и охрана граждан. Однако, никак не их тирания, господство над ними и обирание.

Затрагивая вопрос судопроизводства, М. Лютер склонен подчеркивать первостепенную значимость вновь той же высшей добродетели – любви. «Как хороши и справедливы ни были бы законы, все они имеют один недостаток: их нельзя распространить на все без исключения случаи». Подобное отношение явно исходит из уникальности особых ситуаций, человеческой неповторимости и призвано смягчать бездушный формализм государственных законов. Необходимо избегать ханжества во имя милосердия. «Я хочу все сжато обобщить и все законы и строгие предписания, которые созданы при этом, связать воедино следующим образом: нельзя здесь найти более ясного закона, чем закон любви». (см. источник выше)

Однако, стоит отметить, М. Лютер достаточно реально оценивает положение дел в мире и не ожидает, что на его призывы власть имущим – те откликнутся охотно («лишь немногих князей не считают дураками или разбойниками»)

Хотелось бы кратко упомянуть об изменении отношения к сексуальной жизни, которое характерно для концепции М. Лютера. Он далек от прославления аскетического идеала. Неоднократно (к примеру, в своих «Лекциях на Книгу Бытие») Реформатор подчеркивает, что негативное отношение к интимной стороне супружеской жизни берет начало лишь после грехопадения. Брак,включая и прекрасные аспекты и душевной, и (!)  телесной близости... создан на радость людям Самим Господом. М.Лютер принадлежит смелая мысль, что до грехопадения в сексуальном акте супругов усмотрели бы не больше порочности, нежели чем в совместной их трапезе. Как известно, он неоднократно обличал институт монашества за навязывание неестественного и не соответствующего заповедям воздержания от брачной жизни (включающей в себя и чувственные радости)
Более того, М. Лютер не находит, что подлинно духовная жизнь требует лишения «мирских» радостей. «Ищи же хорошей компании, играй в карты или во что-либо другое, что доставляет тебе удовольствие. И делай это с чистой совестью. Депрессии приходят не от Бога, а от дьявола». Бог «любит радость. Ведь Он пришел для того, чтобы ободрить нас, а не опечалить».  
В этом смысле, Лютер не находит дурного в танцах, песнях, невинных праздниках. Он приветствует искусство, в полемике с «фанатиками». В целом, достижение высоких этических идеалов связывается им не с бегством от мира.
Грех – не в брачной близости и игре в карты, а в кардинальном разрушении отношений человека и Бога, добродетель: не мрачное лишение себя радости жизни, а забвение себя самого в любви к Богу и ближним.

Кратко охарактеризуем и грандиозный вклад Реформатора в развитие бесплатного образования. Он уделял большое внимание общеобязательной системе образования, школам, предназначенным не только для мальчиков, но и девочек, не только для детей из состоятельных семейств, но и выходцев из низших сословий. Именно идеи М. Лютера легли в основу  грядущего типа классической гимназии, получившего развитие благодаря его последователям Меланхтону и Штурму.  Важнейшая значимость придавалась гуманитарным дисциплинам, в первую очередь, Слову Божьему, однако также и литературе, истории, иностранным языкам, музыке и искусству, в целом.
С чем связано подобное внимание и почтение к педагогике? Образование рассматривалось М. Лютером как оружие в «войне с самим дьяволом», поэтому на родителей налагалась строгая обязанность «непременно посылать детей в школу», а на органы власти: заботиться о развитии системы образования.
Как пишет М. Лютер: «Наилучшее и наибольшее благоденствие, безопасность и сила города состоит скорее в том, чтобы иметь много способных, наученных, мудрых, благородных и хорошо образованных граждан», а отнюдь не в вооружении и «могуществе стен и великолепии зданий»»
Таким образом, достойное образование и воспитание детей и молодежи становилось одной из важнейших социально-этических задач общества.

Хотелось бы подвести некоторый итог вышесказанному. Безусловно, М. Лютер утверждает тезис "оправдание только верой". Этика не имеет отношение к вопросу спасения. Однако: подлинная вера проявляется в любви. Именно она, а не  формальные предписания и интеллектуальные конструкты создают "этичное поведение".
"Но что же такое Божье Слово? Это слово о том, что нам должно любить друг друга, как Христос возлюбил нас, и что нам должно веровать в Него.  Если в человеке действительно живет Слово, оно должно рваться из его сердца, движимое чистой любовью. Слова и заповеди человеческие могут жить в человеке, даже если он не любит; он может получить повеление от своего господина и исполнить его. Но единственное, что исполнит заповеди Божьи и Слово — это любовь".

Читая Реформатора, можно лишь поразиться тому, как много актуального и верного мог бы найти в его трудах современный политический либо общественный деятель. Недостатки власти и ожидания к ней, акцент на социальной защищенности граждан, разумные советы в социальной сфере:  все это пребывает актуальным и по прошествии половины тысячелетия. Крайне значимы его пожелания по первостепенной важности адекватного  развития благотворительности, социальной защиты, укрепления бесплатной системы образования и здравоохранения.

Anastasia

Сообщения : 71
Дата регистрации : 2014-10-05
Возраст : 41

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения