Политические изменения после Константина до Подъем папства после падения Рима

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Политические изменения после Константина до Подъем папства после падения Рима

Сообщение автор Телегин Владислав в Чт Янв 05, 2017 12:29 pm

Период правления Юстиниана, да и собственно его лозунг - «Единое государство, единый закон и единая церковь». Наиболее четко отражает ту схему, политику влияния светской власти на духовенство. Происходит некая синергия, построение синтеза гос-ва и церкви. С одной стороны многие и сейчас осуждают слияние Гос-ва и Церкви, однако без этого не обойтись, и тут стоит смотреть не на глубину слияния, а на роль обоих полюсов во взаимодействии друг с другом. Одно дело, когда гос-во поддерживает церковь, не важно как. И совсем другое, когда оно её преследует. А в свое  время и церковь не должна «смущать умы» людей, в противостоянии власти.

И так. Августин.
Августин, как и Афанасий с отцами-каподакийцами  имеет в своих систематических размышелниях центральную опору-учение церкви, следовательно и никейские постановления входят в его изложения.  Вторым моментом богословия Августина, как и его предшественников является познание Троицы не путем рациональных ухищрений, а путем молитвенного исповедания и хвалы к Богу.
Если принять в качестве важнейшего признака понимания Августином Троицы учение об отношениях, вносящих различие в единосущность , тогда не менее примечательны его взгляды на историю искупления человечества.  Заключенный в себе самом внутритринитарный жизненный обмен распространяется в тварном мире, особенно затрагивая людей, историю искупления, освящение, отдельных верующих и затем понимание сути Церкви. Все это имеет одну цель-призвать человека к Богу .  Для Августина Церковь не может быть разрушена, т.к. христианская вера в Бога воплощается в живой контекст Церкви;  Церковь-это самая конкретная форма выражения Бога. Пожалуй, нет рядом с Августиновой другой тринитарно-богословской концепции в патристике посленикейского периода, которая с подобной последовательностью распространяла бы тринитарную веру как религиозное бытие отдельного верующего, равно как и на «communio» церковного общего жития.

    Учение о Деве Марии как о Богородице догматически было закреплено на III Вселенском (Эфесском) соборе в 431 г. В «Согласительном исповедании» 433 г., являющимся, по существу, итогом III Вселенского собора, сказано, что, сообразно с мыслью о неслитном соединении естеств во Христе, «мы исповедуем Святую Деву Богородицей, потому что Бог Слово воплотился и вочеловечился, и от Ее зачатия соединил с Собой храм, от Нее воспринятый». По словам Георгия Флоровского, «“Богородица” – нечто большее, чем имя или хвалебное величание. Это догматическое определение в одном слове» («Догмат и история»).
    В христианском богословии наименование «Богородица» уже в IV в., т. е. задолго до III Вселенского собора, являлось критерием правой веры.    Ефрем Сирин писал: «Кто отрицает, что Мария родила Бога, тот не увидит славы Божества Его» («Слово на Преображение»). По словам Григория Богослова, «если кто не признает Марию Богородицею, то он отлучен Божеству» («Послание 3, к пресвитеру Кледонию, против Аполлинария первое»).
    Почему же этому термину уделяется такое внимание? Отказ употреблять этот термин в строго догматическом смысле ведет к отрицанию реальности Боговоплощения и фактически означает впадение в несторианство. Если отказаться от наименования Девы Марии Богородицей, то тем самым субъектом воплощения и рождения окажется не Бог Слово, а кто-то отличный от Него, некий отдельный, самоипостасный человек, а значит, тем самым будет разрушено все таинство Боговоплощения. По словам Георгия Флоровского, «имя Богородица подчеркивает, что Рожденный от Марии – не простой человек, не человеческая личность, а Единородный Сын Божий, Один из Святой Троицы. Это – краеугольный камень христианской веры» («Приснодева Богородица»).
Исповедание Марии Приснодевой означает, что Она была Девой прежде рождества, пребыла истинною Девой в рождестве, родив Иисуса Христа безболезненно, без нарушения девства, и осталась чистой Девой и после рождестве, не познав во всю жизнь мужа.

Несмотря на развитие тринитарного богословия, вопросы христологии всё активнее обсуждаются, ярким примером явился Халкидонский собор в 451 г. На нем формируются принцип богословия Востока. Главный богословский принцип Церкви Востока заключается в том, что она признает полную симметрию богочеловечества Христа: в единой богочеловеческой Личности Христа с момента зачатия неслитно соединены две кномы (индивидуальное проявление каждой из двух природ) и две природы (кьяна) – Бога и человека. Воля, в отличие от халкидонской христологии, считается свойством лица, а не природы, и не свойством ипостаси, как в учении других (миафизитских) Древневосточных Церквей. Поэтому в богословии Церкви Востока признается одна богочеловеческая воля Христа, сложная, состоящая из двух согласных между собой воль Божественной и человеческой. В то же время, как и в «халкидонских» Церквах, различаются действия во Христе – одни действия Христа (рождение от Марии, страдания и смерть на Кресте) несторианство относит к Его человечеству, другие (творение чудес) – к Божеству. Две природы, две кномы, в одном лице и одной воле Христа (Мар Бавай Великий).

VI Вселенский (III Константинопольский) собор 680–681 гг. следующим образом сформулировал учение о двух волях и действиях во Христе: «Проповедуем, согласно учению святых отцов, что в Нем два естественные хотения, или воли, нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно... не противоположные, как говорили нечестивые еретики, – да не будет, но Его человеческая воля... не противоречит или противоборствует, а подчиняется Его Божественной и всемогущей воле. ...Утверждаем, что в... Иисусе Христе, истинном Боге нашем, два естественных действия нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно».
    Священное Писание ясно указывает на две воли и две энергии (действия) во Христе: Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца (Ин. 6:38). Какая может быть во Христе воля, отличная от воли Отца? По Божеству у Отца и Сына одна и та же общая воля, следовательно, речь идет о воле человеческой.
    Впрочем, не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26:39). Это указание на различие хотения между Отцом и Сыном. По Божеству у Них одно хотение, т. к. в Троице единая воля, значит, здесь также говорится о хотении человеческом.
    Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет (Лк. 22:42). В трактате «О явлении во плоти Бога Слова и против ариан», авторство которого приписывается Афанасию Великому, эти слова комментируются следующим образом: «Здесь являет Господь две воли – человеческую, свойственную плоти, и Божескую, свойственную Богу. Человеческая по немощи плоти молит отклонить страдания, а Божеская желает страдания».
Сотериологическое значение учения о двух волях
Учение о двух волях Христа имеет очень важное сотериологическое значение. Христос, дав образец того, как способна реализоваться человеческая воля, привел нас, людей, к возможности иметь такие же произволения, как и Он Сам. Но Он Сам, по словам Максима Исповедника, «возлюбил нас больше, чем Самого Себя, ибо отступил от Своей славы и занял наше место, принял на Себя смерть, крестные страдания и вражду человеческую. Посему-то и для человека открылся путь возлюбить ближнего более себя» (Ad Marinum Presbyterum). Этот новый, эсхатологический способ бытия Богогосподства стал теперь возможен, поскольку во Христе он стал способом человеческого бытия, тем способом, когда Христос по-человечески переживал Свое Божественное самоуничижение (кеносис). Христианский способ бытия, нашедший свою высшую форму в любви к врагам, стал для нас возможен, поскольку во Христе он уже был способом человеческого бытия. Человеческая воля не отодвинута в сторону, а обновлена.

Период Христианской Церкви с I-VII, да и по сей день, наполнен разными спорами, мнениями, да и еще, пожалуй, большей полемикой чем ранее. Но эти периоды были отмечены  началом, ростом и развитием богословской  мыли, которая вступала в полемику не только внутри себя, но и с внешней (светской) властью. Вселенские Соборы, на которых были приняты постановления тринитарного, сотериологического, хрстологического, экклезиологического и т.д. характера помогли установить истинное учение Церкви от тех многочисленных еретических мыслей, которые были.  

Данная работа является синтезом ответов на поставленные вопросы, а так же результатом личных интересов и изысканий, которые возникли в ходе изучения материала.
Исп. лит-ра: К.Шёнбор "Бог послал Сына Своего"; Ф. Кирт "Бог троичной любви"; Джон Фокс "Книга мучеников" История гонения на христиан с I-XX век; ряд работ отцов церкви, обозначенных в ходе изложения.

Телегин Владислав

Сообщения : 42
Дата регистрации : 2015-10-12

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения