Четвёртая часть "Нового Завета"

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Четвёртая часть "Нового Завета"

Сообщение автор Алексей Колосов в Ср Дек 17, 2014 1:46 pm

Из матриалов последней, 4-й части круса, посвященного Новому Завету, наиболее важными я вижу следующие моменты:
Во-первых, напоминание о том, что новозаветные писания отражают, если угодно, не "сферическое христианство в вакууме", не summa theologiae, а ситуативно обусловленное виденье Иисуса Христа. Христос один (вспомним слова Павла: "Разве разделился Христос?"(1Кор 1:13), но письменные свидетельства о Нём возникали не в "стерильной" обстановке, а в разных общинах, находящихся в разных социальных условиях, различных по составу, появившихся вследствие проповеди разных людей, поэтому новозаветные писания предлагают нам не унифицированный образ Иисуса, а набор Его образов, актуальных в ряде раннехристианских общин, находившихся в поиске собственной идентичности. Разрыв с иудаизмом, очевидная отсрочка Парусии заставляли общины трансформироваться, искать новую идентичность и смысл своего существования не в "тактической", а в "стратегической" перспективе - этот поиск происходил как внутри общин, так и в общении между ними, а новозаветные писания являются свидетельством и отражением этого процесса. Возникает вопрос: а почему же тогда евангелическое богословие руководствуется принципом Sola Scriptura? В чём уникальность Писания? На мой взгляд, с точки зрения данного курса, можно назвать два основания: с одной стороны, Новый Завет - это наиболее раннее и уникальное свидетельство о Христе (причём свидетельство многогранное!); с другой стороны, Новый Завет - это наиболее раннее и уникальное свидетельство о Церкви, описывающее её не как объект, а как ситуативно обусловленный процесс коммуникации Благой Вести (иными словами, Церковь там, где решается вопрос о том, как Иисус олицетворяет присутствие Бога здесь и сейчас - об этом и свидетельсвует Писание).
Во-вторых, мысль Хейкки Райсанена о том, что невозможно (и недопустимо!) сводить многообразие Нового Завета в традиционные системы догматического богословия (нельзя загнать Новый Завет в рамки догматики) - требуется чётко разграничивать догматическую и историческую задачи изучения Писаний. Изучая Новый Завет, мы изучаем не систему воззрений, а мышление первых христиан - то, как они искали ответы на вопросы, которые ставила им жизнь в вере. Да и как можно адекватно отобразить процесс (динамику) в статике? Поэтому, теология или динамична, или она мертва. Новозаветные писания свидетельствуют о Христе и ставят вопросы, ответы на которые, опираясь на события со Христом, приходится искать снова и снова...
В-третьих, в разделе, посвященном личности Иисуса, очень важным для меня показалось рассуждение о том, что новозаветные свидетельства о Нём позволяют увидеть как то, что локализуемо в пространстве, времени и культуре (три принципа исторического анализа Эрнста Трёльча, на основании которых можно реконструировать "исторического" Иисуса), так и уникальные, неподдающиеся историческому методу черты "неисторического" Иисуса. Как совместить их в одной личности? Составитель курса напоминает, что первым ответом христиан на это вопрос стало учение о двух природах в одной ипостаси. Однако, этот ответ опирался на философию античности - является ли он адекватным в наше время? Можно предложить другое виденье: если рассматривать Иисуса не как "объект", а как событие, возникающее на пересечении двух правлений Бога, то есть возможность обойтись без античного богословского аппарата.
Очень интересными оказались для меня критерии постановки исторического вопроса об Иисусе -  критерий множественного свидетельства, критерий отличия, критерий связности и критерий правдоподобия эффекта. Причём, связь критерия отличия и критерия связности очень остроумна - если я правильно понял, то там, где Иисус "растворяется" в иудейской традиции или послепасхальных свидетельствах, там действует критерий отличия, а там, где его образ выбивается из историко-культурного контекста - критерий связности, причём оба критерия в использовании взаимодополняют друг друга.
Ещё один момент, на котором хотелось бы остановиться - взгляд на Воскресение Иисуса, как на инициирующее событие. Жизнь Иисуса закончилась катастрофой - Он был убит, а его ученики разбежались, - поэтому без некоего инициирующего события объяснить возникновение послепасхального движения Его последователей невозможно. Что это было за событие? Новозаветные писания называют его "Воскресением". Наше рационалистическое сознание, при этом, сразу оказывается в тупике, потому что мы, волей-неволей, начинаем рассматривать это событие с точки зрения физиологии, что вызывает определённые трудности. А если предположить, что термин "Воскресение" изначально призван отображать не рациональную, физиологическую сторону произошедшего, а его ультимативный или, если угодно, запредельный характер? В этом смысле, термин "Воскресение" является очень удачным - он отражает необычность и силу воздействия этого инициирующего события (основанного на предыдущих событиях с Иисусом Христом и так или иначе связанного с Ним), суть которого остаётся для нас тайной. В конце-концов, как Новый Завет не сводим к догматическим схемам, так, возможно, и откровение Бога в Иисусе Христе (и связанных с Ним событиях) не сводимо к тому, что могло быть воспринято человеком и отражено в Писаниях - не поэтому ли так важна многогранность новозаветного свидетельства об Иисусе?
В заключение, хочу отметить, что этот курс был очень важен для меня - на многое удалось посмотреть другими глазами, найти ответы на значимые вопросы и, что самое главное, найти нужные слова и методы для постижения новозаветной Вести.

PS: Добавлю, что сама работа с материалами курса была очень радостной.
avatar
Алексей Колосов

Сообщения : 88
Дата регистрации : 2014-09-19
Возраст : 42
Откуда : г.Тихвин

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения